Новости

02.11.2017

Вот мое интервью для сайта "Дети и деньги". Про сынищщу, про маму, про то, как мы в старших классах работали на школьном заводе "Чайка", про то, что хотелось купить в детстве и на что не хватало денег...
В общем, прочитайте, я старалась.

Татьяна Рик: Дети всегда учатся на нашем примере

На фото - я на заводе "Чайка".

Архив новостей

Девочки на колесах

Главная | Обо мне | Статьи обо мне | Девочки на колесах
Они такие же, как остальные женщины, только передвигаются по-другому, замечает Вера Костамо.

Вера Костамо, обозреватель РИА Новости.

Они ездят за рулем, выигрывают на конкурсах красоты, рожают детей, защищают диссертации, пишут книги, работают по двенадцать часов в сутки. И еще хотят к себе нормального отношения, потому что такие же женщины, как и все остальные, только передвигаются на колесах. 

Про уродов и людей

Татьяна сидит в бордовом Судзуки: аккуратный макияж, руль в меховом чехле, и кажется, что женщина греет о него руки. 

Тридцать опубликованных книг, собственная методика преподавания русского языка, почти написанная диссертация. Таня — учитель, мама, иллюстратор и сказочница. 

Дворники с трудом справляются с весенним снегом. Он падает на лобовое стекло и отделяет Танин мир от черных деревьев, запаха мокрой земли и прохожих.

Татьяна Рик

Во втором классе Таня написала первую сказку, в 24 года опубликовала первую книгу. 

Книги денег не приносят, только удовольствие. И не писать Таня не может, такой у нее образ жизни: не писать — мучительно. 

Эдуард Успенский, которому Таня показала свои первые сказки, сказал, что у девушки есть все, чтобы писать. 

Снег редеет и теперь становится видно небо. 

Таня выруливает по узкой дороге от желто-белого особняка МИТРО, где получает второе высшее образование. 

Таня ныряла с аквалангом, летала под куполом парашюта над морем и много путешествовала. 

И еще Таня — инвалид. С точки зрения медицины.

Татьяна Рик

В 24 года Таня вышла на пенсию по инвалидности. После того, как девушке пришлось передвигаться только на коляске, она провела дома три года. 

— Когда первый раз я вышла на улицу, ощущения были ужасные. Еще вчера я была нормальной и красивой девушкой, носила туфли на каблуках. А тут оказалась в инвалидной коляске. Трудно себя принять другим человеком. 

Татьяна выезжает на МКАД. В потоке машин водители никак не реагируют на желтые наклейки с изображением человека в инвалидном кресле. Татьяну это устраивает. 

— В тот первый день со мной вышли друзья. Я все время двигала руками, чтобы люди не думали, что я полностью парализована. Встречные оборачивались — проезжает троллейбус, и все, как по команде, поворачивают головы. Дети показывали пальцами, старушки впадали в ступор. 

Первые годы Татьяне часто дарили цветы на улицах. От ромашки до букетов — просто так, чтобы поддержать. 

Татьяна говорит, что сейчас люди стали другими. Об инвалидах заговорили. Люди на колясках чаще выходят из квартир и домов. 

Пороги, лестницы, дома без грузовых лифтов и пандусов — безбарьерной среды до сих пор не существует.

— Куда ты ни приходишь, натыкаешься на лестницу. Каждый раз нужно просить о помощи. Нет оборудованных туалетов. Или строят так, что коляска не влезает в дверной проем, нет удобных ручек. Часто встречаются пандусы, упирающиеся в стены или деревья.

Барьеры — они все-таки больше в головах.

Татьяна Рик

— У меня есть знакомые в Перми, их ребенок болен сложной формой ДЦП, для того, чтобы вывозить его гулять, родители приделали рельсы к лестнице в подъезде. Жильцы эти рельсы оторвали. 

В соседнем от Татьяниного подъезде пандус пришлось переустанавливать шесть раз, потому что соседи были не согласны с его расположением. 

Совсем близко от дома находится бассейн.

— Я пришла узнать у администратора, могу ли я купить абонемент. Они меня спросили, есть ли у меня инструктор, который будет со мной заниматься. "А вы плаваете в памперсе?" — спросили они меня. Желания к ним приходить больше не возникло. 

Каждый день Татьяне приходится просить знакомых помочь выйти из дома и сесть в машину.

— Сегодня однокурсник помогал мне и сказал: "Ну, ты, Таня, — герой". А ведь дело не в героизме. Просто нужно жить.

Татьяна Рик

В прошлом году Татьяна участвовала в конкурсе красоты "Миссис Независимость" и стала вице-мисс. 

— Ехала обратно под впечатлением от конкурса, с цветами и подарками. И тут на одном из перекрестков между машинами появился колясочник, "ветеран войны". Подъехал и ко мне, попросил денег. Такие люди позорят всех нас. Из-за этого нас считают людьми второго сорта, уродами.

Татьяна точно вписывает машину в поворот, паркуется у подъезда. Я достаю из багажника коляску, она оказывается тяжелой. Таня садится, перекладывает ноги. Даже катить коляску трудно, на месте въезда на пандус припаркован белый джип, приходится искать просвет между машинами и заезжать на бордюр. Пандус, две двери, порог, специальный подъемник сломан, и я толкаю коляску вверх, лифт, порог. Все, что здорового человека даже не заставляет задумываться, вызывает у колясочника унизительное ощущение беспомощности.

— Поднимите глаза от колес, от коляски, которая кажется вам уродством. Мы тоже женщины, мы работаем, рожаем детей, мы можем быть красивыми и нас, как ни странно, любят. Просто мы по-другому перемещаемся. 

Ловлю себя на мысли, что сейчас Таня спустит ноги на землю и встанет.

Татьяна Рик