Новости

02.11.2017

Вот мое интервью для сайта "Дети и деньги". Про сынищщу, про маму, про то, как мы в старших классах работали на школьном заводе "Чайка", про то, что хотелось купить в детстве и на что не хватало денег...
В общем, прочитайте, я старалась.

Татьяна Рик: Дети всегда учатся на нашем примере

На фото - я на заводе "Чайка".

Архив новостей

Страшилки

Главная | Мои книжки | Страшилки

(СТРАШИЛКИ НЕ РЕКОМЕНДУЮТСЯ ДЕТЯМ ДО 7 ЛЕТ!)

Книга "Крыса Земфира-мутант" (Издательство "Априори-пресс") - книга страшилок-смешилок.

Вот мои рисунки к ней.

      

 

Тексты страшилок можно прочитать на моем старом сайте  http://t-rik.narod.ru/strah.htm

Эта книга была очень популярна среди детей. Она действительно смешная. Сейчас ее нет в продаже, жалко! Я бы ее преиздала. (Издатели, АУ!)

Но есть аудиокниги по ней (Издательство "1-С").


 

   

        

Тексты страшилок можно прочитать на моем старом сайте http://t-rik.narod.ru/strah.htm


      

К этому жанру еще можно отнести книгу "Устный счет в страшилках и смешилках" (Издательство "Вако"). Она должна была называться "Красная рука - великий педагог". Но кто ж сейчас из издателей решится на такое креативное название? Это милая и забавная книга помогает детям решать примеры с удовольствием.

                                                    

Много страшилок с грамматическим содержанием в веселом учебнике "Как дела, Деепричастие?" (Издательство "Априори-пресс".) Сейчас она готовится к переизданию в издательстве "Вако".

                                     

А это статья о жанре страшилок.

Татьяна Рик

Страх, страх, не пугай нас!

      Страшная история или страшилка... Кто из нас не рассказывал страшилок? Или не просил рассказать кого-нибудь на ночь? Или не просил — наоборот — не рассказывать ни за что, а то не усну! А сердце сладко замирало: интересно же, что там, в страшной истории, как в темноте...

      Страшилки давно в народе живут, давно существуют. Это один из жанров устного народного творчества. Причем творчества детского, то есть их сочиняют дети. Герои страшилок – черная перчатка, черный канат, красное пятно, белая простыня, зеленый человечек, голубая королева и другие – угрожают жизни детей и их родителей. Чаще всего они душат людей, иногда убивают их другим путем. Порой люди исчезают непонятно куда, умирают от испуга – неизвестно чего испугавшись.

      Но при этом дети обожают жуткие истории. Почему? И какая может быть от этого жанра польза?

      Я думаю, страшные сказки эмоционально сильно задевают человека (затрагивают инстинкт самосохранения – базовый инстинкт), поэтому остаются в памяти, поэтому вызывают интерес новых и новых читателей.

      В детстве я тоже читала такие сказки. Сборники разных народов. И это были хорошие книги. Помню, в детском саду нам читали сказку про заколдованный холм, где мальчик (или девочка?) должен был подняться на вершину, пройти мимо всяких ведьм и чудищ. Чтобы расколдовать маму (или сестренку?). Не помню. Ух, какая это была страшная сказка! И картинки там были красивые. И конечно, мальчик на вершину поднялся, хоть ему было ужасно жутко. И всё кончилось хорошо. Я бы и сейчас эту сказку перечитала, если бы нашла.

      Еще дети очень любят всяких страшилищ. Я думаю, потому, что в своем воображении они страшилищ побеждают и кажутся себе сильными физически и могущественными, как волшебники. А для самоосознания маленьких детей это очень важно. Не зря дети так обожают, например, человека-паука. Он же обладает волшебной силой и спасает слабых, побеждает злых!

      А польза от страшилок может быть такая. В жизни есть много пугающего. И чтобы страх победить, нужно шагнуть ему навстречу. А еще – высмеять его. И тогда страх съёжится и убежит.

      У страха есть позитивная сторона. Он защищает нас от опасных поступков: не лезь на высоту – разобьешься, не играй с ножом – порежешься, не ходи в темноту – там могут быть опасности. Но в какой-то момент страх становится ограничителем жизни. Опасаясь последствий, мы не совершаем поступков. И пока мы боимся, жизнь проходит мимо.

      Вся наша жизнь пронизана страхами: мы боимся, что над нами посмеются, что у нас не получится, боимся за жизнь близких и так далее. Но ведь, может быть, ничего плохого и не случится, а страх уже отравляет нашу жизнь. Так что со страхами нужно бороться. Для этого существуют эффективные психотерапевтические методики. Я пыталась победить детские страхи литературным способом - писала авторские смешные страшилки.

      Но оговорюсь, что с этим жанром нужно все-таки быть осторожным. Можно действительно сильно ребенка напугать. И возраст надо учитывать. Я бы не стала читать страшилки дошкольникам.

      Я думаю, что маленькие дети в силу своего небольшого жизненного опыта не воспринимают ужасы всерьез. Отрубили голову – как оторвали голову у куклы – можно обратно приделать. Да и герой сказки оживает – только побрызгали живой водой.

      Другое дело реальные предметы. Например, пух похож на кусачее насекомое или на привидение. Кто знает, что именно ребенка напугает. В темноте кажется, что все вещи шевелятся, могут наброситься, съесть, укусить, задушить – вот и придумывают дети страшилки, высказывают вслух свои страхи. От этого, наверное, им становится легче.

      Нам, взрослым, порой кажется, что некоторые детские страхи необоснованны, потому что мы знаем уже, что тот же пух жизни и здоровью малыша не угрожает. Но психика – штука тонкая. Сами взрослые могут бояться ездить в лифте или в метро, ходить по мостам, бояться открытого или закрытого пространства. Так что страхи и борьба с ними – это область психологии и психотерапии.

      Но вернемся к страшилкам. Итак, жанр этот существует очень давно. Вспомним тургеневский «Бежин луг», где мальчики ночью пасут лошадей и рассказывают друг другу истории. Там есть рассказ про барашка, который вдруг оскалился и говорит мальчику: «Бяша! Бяша!».

      Элемент страшилки был даже в колыбельной: «Придет серенький волчок и ухватит за бочок. И утащит во лесок…» Зачем мамы такое пели? Думаю, хотели напугать и как следствие – побыстрее уложить: ляг к стеночке (не ложися на краю), завернись в одеяльце и спи скорее (у мамы других дел полно), а не заснешь – волк из леса придет и утащит. Будет младенец бояться – не будет бегать, затихнет (чтобы волка не привлечь) и заснет. В те времена детей было в семьях помногу, и в дебри психологии каждого никто не углублялся, как сейчас. Никто не задумывался о возможных фобиях ребенка. Важно было, чтобы выжили, важно – всех накормить, с большим хозяйством управиться.

      Последние несколько десятилетий возрос интерес к этому жанру и появились сборники записанных историй и литературные страшилки, придуманные современными авторами. Если не ошибаюсь, в 1985 году в журнале «Пионер» Эдуард Николаевич Успенский обратился к ребятам с просьбой присылать ему такие истории. И огромное количество писем пришло. Успенский их обработал, некоторые просто записал и опубликовал, некоторые включил в повесть «Красная рука, черная простыня, зеленые пальцы», которую он написал в соавторстве с Андреем Усачевым. Это была, кажется, первая книга страшилок в детской литературе. Потом сборники записанных страшных историй публиковал Георгий Науменко. Литературные страшилки писали такие современные авторы, как Юрий Вийра, Валерий Роньшин, Ая эН, Сергей Седов.

      Я как литератор написала штук 50 страшилок. Они вышли книгой «Крыса Земфира – мутант» и ещё – четырьмя аудиокнигами: «Ужасная парикмахерская», «Подушка-десантник», «Крыса Земфира – мутант» и «Таинственные исчезновения». В дальнейшем их объединили в одну аудиокнигу "Коллекция страшилок-смешилок для детей".

      Получилось это как-то случайно. Вдруг у меня как-то сама собой придумалась страшилка под названием «Фотоаппарат на ножках». Вскоре я выступала перед второклассниками, прочитала страшилку им, а они и спрашивают: «А у вас другие есть? Напишите еще!» Так я стала писать еще, а потом одно издательство заказало мне сборник – 5 авторских листов. Пришлось поднапрячься и придумать их много.

      Главная задача была – победить страшное смешным. В книге много смешных фраз, смешных фамилий, смешных поворотов сюжета.

      Когда страшилки сочиняют дети, ужасными функциями наделяется любой предмет – это не сложно, но в таких страшилках нет финала. Пугающее так и остается пугающим. А мне нужно было сочинить для этого пугающего забавное «противоядие». Кстати, я часто читаю свои страшилки на встречах с детьми. Дети говорят: «Это не страшилки, это смешилки какие-то». А один мальчик сказал: «Это самые добрые страшилки, какие я когда-нибудь слышал». Так что возможно и страшное, и смешное вместе – «два в одном»!

      К слову сказать, мой сын, когда появились аудиокниги с моими страшилками, слушал их, сидя под одеялом (ему тогда было 5 лет). Слушал по многу: не раз и не два. Потом осмелел. Стал всем рекомендовать эти книги и диски. А лет в семь заявил, что смешные страшилки он больше не хочет, хочет чего-то по-настоящему страшного! И чтобы я написала!

      Но на мой-то взгляд, если автор берется за этот жанр, он должен придумать что-то интересное и оригинальное на базе традиций. И нет никакого смысла придумывать просто страшные истории: без юмора, без куража, без неожиданных сюжетных ходов.

      Именно потому, что страшилки вызывают у ребят такой жгучий интерес, я использовала их даже в веселом учебнике по русскому языку «Как дела, Деепричастие?» Там герои Женька, Юлька, Катюша и мальчик Деепричастие рассказывают друг другу смешные пугалки, нашпигованные деепричастиями. И таких текстов много. Нужно в них найти деепричастия и правильно расставить запятые. Герои их: туфелька и туфлята, блокнотик-глотатель, ковер-гипнотизер, пылесос, кактус-самурай и другие. Расставлять запятые в таких текстах, по-моему, гораздо веселее, чем в текстах обычных учебников.

      Конечно, это некоторое отступление от устного жанра, видоизменение его. Ведь в устной речи, особенно в детской, деепричастные обороты почти не употребляются. Но здесь деепричастный оборот мне необходим в обучающих, методических целях.

      Вообще, жанр страшилки многими взрослыми воспринимается как спорный, я не раз замечала, что взрослые боятся покупать детям мою книжку с названием «Крыса Земфира – мутант». И использование такого жанра в учебнике в чем-то парадоксально. Но книга «Как дела, Деепричастие?» получилась живая, интересная и, безусловно, полезная.