Новости

02.11.2017

Вот мое интервью для сайта "Дети и деньги". Про сынищщу, про маму, про то, как мы в старших классах работали на школьном заводе "Чайка", про то, что хотелось купить в детстве и на что не хватало денег...
В общем, прочитайте, я старалась.

Татьяна Рик: Дети всегда учатся на нашем примере

На фото - я на заводе "Чайка".

Архив новостей

Мои иллюстрации

Главная | Мои книжки | Мои иллюстрации

Татьяна Рик иллюстрирует книги. Чаще - свои. Реже - чужие.

Свои:

  1.  «Здравствуйте, Имя Существительное»,
  2. «Доброе утро, Имя Прилагательное»,
  3. «Здравствуй, дядюшка Глагол»
  4. «Привет, Причастие» 
  5. «Как живешь, Наречие?»
  6. «Как дела, Деепричастие?»
  7. Обучающий диск: Привет, Причастие! / Под ред. Татьяны Рик .
  8. «Чудеса в 5А. Русский язык в играх»
  9. «Сказочный задачник»
  10. «Золотые желуди. Пьески»
  11. «Крыса Земфира – мутант».
  12. «Задачник для Зюмзюмки» 
  13. «Сказки и пьесы для семьи и детского сада» 
  14. «Игры на уроках русского  языка, 5 класс», 
  15. «Устный счет в страшилках и смешилках». 

Мои иллюстрации к книге «Крыса Земфира – мутант» http://t-rik.ru/catalog/strashilki/

Чужие книги, которые я иллюстрировала:

  1. Проиллюстрировала 4 книжки по математике "Подумай и реши" (для 1, 2, 3 и 4 классов) в издательстве "Олма-пресс", 2006 г.
  2. Проиллюстрировала книгу «Истории родного города» (подарочное издание – подарок мэрии Москвы первоклассникам к новому 2010 г.) М.: «Галерия», 2009. (320 стр.)
  3. Рисунок на обложке книги Линн Трасс «Казнить нельзя помиловать. Бескомпромиссный подход к пунктуации» (Перевод Натальи Шаховой.) М.: «Р. Валент», 2006.

А ДАЛЕЕ - ДОВОЛЬНО ИНТЕРЕСНОЕ ИНТЕРВЬЮ С Т. РИК ОБ ИЛЛЮСТРАЦИИ В ДЕТСКОЙ КНИГЕ (ВОПРОСЫ ПОДГОТОВИЛА ЛИДИЯ ДМИТРИЕВСКАЯ)

ИЛЛЮСТРАЦИЯ В ДЕТСКОЙ КНИГЕ

Цель беседы: обсудить роль профессиональной и детской иллюстрации в понимании книги.

Собеседник: Татьяна Геннадьевна Рик – детский писатель, иллюстратор, автор сказок, стихов, повестей, смешных страшилок и занимательных учебников по русскому языку.

Почему вы решили иллюстрировать свои книги сами?

 ТР: Иллюстрацией я интересовалась с детства.

Когда мне было 8 лет, я решила стать писателем (непременно детским, потому что взрослые книжки такие скучные!) и сама рисовать картинки к своим книжкам. В 11 лет я поступила в ИЗО-студию, а в 14 — в художественную школу. Иллюстрации и рисовала постоянно, и изучала работы признанных мастеров. Сейчас среди моих знакомых немало художников детской книги. О наших мэтрах: В. Чижикове, Л. Владимирском, Л. Токмакове — я писала статьи. Люблю их всей душой как прекрасных людей и дивных художников.

А рисовать для меня — это удовольствие в  первую очередь. Мне кажется, я сама точно знаю, как должны выглядеть мои герои. Как передать настроение, юмор... 

Чудесная художница Ника Георгиевна Гольц говорила мне: «Никто лучше самого писателя не знает, как нарисовать его героев. Вот Экзюпери был посредственный рисовальщик, но никто лучше его не нарисовал Маленького Принца». (Это при том, что сама Ника Гольц сделала замечательные иллюстрации к этой книге!)

Другого мнения был Лев Алексеевич Токмаков. Когда я сказала, что для меня рисунок и литературный текст растут из одного корня, он ответил: «Для меня они растут вообще на разных концах огорода. Писателя близко нельзя подпускать к иллюстрированию собственных произведений!» И мои рисунки он не одобрял. Зато я с детства обожала его картинки к стихам его супруги, Ирины Петровны Токмаковой. И даже когда-то написала об этом статью «Карусель моего детства». (Книжка называлась «Карусель».)

А Георгий Николаевич Юдин, тоже прекрасный иллюстратор, поддержал меня, похвалил мои работы.

С Виктором Александровичем Чижиковым я советовалась по поводу некоторых моих иллюстраций к моим же страшилкам.

А Леонид Викторович Владимирский сказал, что мои героини похожи на меня: красивые, с большими голубыми глазами. 

Однажды я решила спросить у него совета: «У меня проблемы с тем, как раскрасить...» Он ответил: «У меня тоже!» :)

При этом я, конечно, не обольщаюсь насчет своего уровня рисования. Просто я это люблю. И многим читателям нравится. Одна очень пожилая женщина сказала про мою книжку «Доброе утро, Имя Прилагательное»: «Вся радость жизни в этих рисунках!» Вот эту-то радость жизни мне и хочется передать через свои работы! Хорошо, что многие издатели соглашаются именно на эти рисунки. Но бывает, что их делают другие художники. Порой это сильно экономит время выхода книги. Если художник хороший, то это удача — возможно, он сделает то, чего я бы не сумела. Я стараюсь в таких случаях сама находить подходящего художника.

Потому что бывают ведь и несоответствия! Как-то раз я искала художника на мою азбуку — книжку для пятилеток, где должны были действовать милые маленькие лешие, русалочки-щекоталочки, ведьмочки-симпатяжки... Посоветовали мне художников с опытом работы во взрослом журнале. Прислали они мне эскизы, где были резкие, жесткие персонажи, с рогами, острыми бюстгальтерами, огромными колючими каблуками... Словом, совершенно не та стилистика, которая требовалась именно для этой книги.

Или еще одна история. Мои страшилки (в которых много юмора и от которых дети хохочут на весь зал, когда я выступаю в школах) взялся печатать один журнал. Я предложила было нарисовать, но они сказали, что есть свой художник. Свой нарисовал их совсем без юмора и страшноватенько. И что? Хозяева журнала, я думаю, и читать мои сказки не стали — посмотрели на картинки и запретили впредь не только сказки мои печатать, но даже и методические статьи. Вот так-то! Больше всего меня эта история огорчила потому, что в этом журнале платили хорошо! Такую работу потеряла! :)

Бывало, что меня издатели просили иллюстрировать чужие книги. Мне это льстит, конечно, как художнику. Хотя иногда приходится и отказываться — очень уж много других дел. Был у меня опыт и работы над чужими обложками. Ну и свои обложки тоже делала, конечно.

 

Как иллюстрация в книге может помочь ребенку в понимании текста?

ТР: Лев Алексеевич Токмаков сказал мне однажды: «Художник делает книге глаза». Да, какой ребенок книжку увидел в раннем возрасте, такой она и станет для него на всю жизнь. Дети книг без картинок не любят. Яркость жизни, сочность красок, выразительные лица героев — то, к чему они тянутся. В подростковом возрасте уже начинают восприниматься и черно-белые иллюстрации, графика одной линией. 

Иллюстрация — это целый мир. И хочется, чтобы он был прекрасным, драгоценным для ребенка.

Художники могут очень по-разному видеть и изображать книгу. Именно в этом и ценность хороших иллюстраций — в собственной авторской трактовке.

Интересно сравнивать разных художников. Мы с моими учениками на моих скайп-уроках иногда это делаем. https://www.facebook.com/uroki.Tatiana.Rik/

https://www.youtube.com/watch?v=O7hvWCSwedk

Например, «Война и мир» в интерпретации Дементия Шмаринова и Андрея Николаева. Черно-белые иллюстрации Шмаринова обожаю со школы! Его портреты! Трудно потом представить героев как-то иначе! А у Николаева хорош цвет, атмосфера, напоенность солнцем. Когда-то у меня были открытки с работами и того, и другого художника. Теперь же — гугл нам в помощь! :)

Еще на уроке мы с ребятами сравнивали, как рисовали «Буратино» Леонид Владимирский, Аминадав Каневский и Александр Кошкин. Совсем разный подход! Или «Путешествие голубой стрелы» Джанни Родари рисовали тоже мой любимый Владимирский и Хосе Санча. Причем в моем детстве у меня была книжка именно с этими рисунками, такими... немного для русских детей непривычными, чуть стилизованными. Но как же я их любила! Вместе с удивительной историей игрушек, конечно!

 

Какой должна быть иллюстрация, чтобы она стала помощницей для ребенка?

ТР: Живой, талантливой, интересной.

Раньше художники много времени проводили в библиотеках — искали, как должен быть одет герой, добивались точности костюма. Если вспомнить все того же Буратино, то именно Леонид Викторович Владимирский придумал для него полосатый колпачок, который так популярен теперь. Ведь в описании у Алексея Толстого у Буратино — белый колпачок, сделанный из белого носка папы Карло. Именно так он нарисован Каневским. А Владимирский решил, что белый — это никакой, отсутствие цвета. Но ведь носки тогда носили и полосатые. Так появился знаменитый колпачок в красную полоску!

Лев Токмаков неоднократно перерисовывал, например, книгу «Карусель», когда она переиздавалась — чтобы герои выглядели современно. Ведь менялись и стили в иллюстрации, и одежда, которую носили дети.

Ну, например, в моей книжке девочка-осинка одета в чулочки. Хотя я чулочков уже не застала — к тому времени появились колготки. И в следующем переиздании книжки на осинке — колготки и курточка, модная в 80-е годы. Вообще Лев Алексеевич делал к своим книгам множество рисунков и набросков, переделывал, чтобы добиться точности замысла. Мне посчастливилось гостить у него в мастерской и видеть эти работы.

Бывает, художник подолгу ищет внешность персонажа. Чтобы читатель сказал: «Похож!» Л. Владимирский рассказывал мне, как не мог придумать Урфина Джюса из повести Александра Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». И вот однажды в метро увидел угрюмого дядьку с лохматыми бровями. Таким и стал Урфин.

Великаншу Арахну Леонид Викторович нарисовал со своей соседки по коммуналке. Показал ей, спросил, не похожа ли на кого. «На соседку из 45 квартиры! - фыркнула та. - Такая же противная!»

Долго думал Владимирский, как нарисовать Людмилу. «Руслан и Людмила» - одна из самых важных для него работ. Присматривался к встречным девушкам. Этим вызвал подозрение вожатых пионерского лагеря: ходит какой-то дядька, в лица девочкам заглядывает... Потом все-таки взял за основу портрет Натальи Николаевны Гончаровой. Решил: раз Пушкин полюбил ее и взял в жены, и Руслан должен был полюбить именно  такую.

 

 Может ли иллюстрация помешать восприятию книги? Какой не должна быть иллюстрация для детей?

ТР: Может помешать. Я уже приводила пример выше, как рисунки к Азбуке не соответствовали стилю текста и возрасту детей. Или вот — про страшилки. Где рисунки были сделаны без юмора...

Иллюстрация для детей не должна быть жестокой, страшной, пошлой, глупой. Не должна уводить детей от текста, если этот текст хороший.

Справедливости ради я должна сказать, что знаю случаи, когда посредственный текст был вытянут удачными иллюстрациями.

 

Какие еще параметры иллюстрации надо учесть родителям при выборе книги?

ТР: Это все — вопрос вкуса. Не все родители — знатоки и разбираются, что хорошо, а что плохо. Тут я вряд ли смогу в двух словах объяснить...

Ирина Токмакова в свои сказки (например, «Аля, Кляксич и буква А») закладывает творчество ребенка: нарисовать бублики, елочки, палочки, чтобы помочь героям. В ваших занимательных учебниках ведется такая же обучающая игра. Почему важно привлечь ребенка к сотворчеству с автором?

К Ирине Токмаковой отношусь с большим уважением. Однажды я подарила свою книжку «Привет, Причастие» ее супругу, Льву Алексеевичу Токмакову (с ним я была знакома, а с Ириной Петровной — нет), и книжка досталась их внуку (или внучке, простите, уже не помню). Так Ирина Петровна позвонила мне, поблагодарила, похвалила, сказала, что книжка очень удачная, и что они легко разобрали такую сложную часть речи (осообую форму глагола), как причастие. Мне было, конечно, очень приятно. И это говорит об Ирине Петровне как о человеке. Ведь она вполне могла и не звонить начинающей писательнице!

А если говорить про творческие задания в книжках... Если книга обучающая, то важно создать для ребенка мотивацию к выполнению задания — помочь кому-то из героев, выручить из беды, досочинить сказку и т. д. Зажечь ребенка творчеством, я думаю, очень важно. Только творческий, креативный человек способен к созданию нового, свежего, интересного. Школа порой забивает способность нешаблонно мыслить, сочинять... А в своих книжках и на своих уроках я стараюсь наоборот раскачать фантазию, вывести ребенка за границы привычного.

(Я даже задумала организовать в интернете свою школу, которую так и назову — «Творческий огонь».)

Ну а в книжках моих иллюстрация помогает достигнуть этой цели — дать творческий импульс, «волшебный пинок». :)


Как могут родители организовать такое сотворчество по другим книгам? И надо ли это делать?


ТР: Тут трудно однозначно ответить. Если родитель в своем педагогическом порыве будет думать, что после прочтения нужно обязательно ответить на вопросы по тексту или составить какой-нибудь план, то это не будет творчеством и только отвратит ребенка от чтения. Тут уж лучше просто почитать книгу и все. Не мешать детской фантазии. Не портить впечатления.  Но если родитель способен сам впасть в детство — побеситься, подурачиться и придумать веселую игру (или — как сейчас стало популярно — квест), тогда — конечно! Будет здорово!

 

Посоветуйте родителям, как привлечь ребенка к рисованию во время или после прочтения книги.

ТР: Я не думаю, что это так уж обязательно. Потому что у ребенка во время чтения или прослушивания текста рисуется картинка в голове, в воображении. И это прекрасно! А перенести этот образ на бумагу маленькому ребенку совсем не всегда удается. От этого — огорчения, разочарования...

Но я и не против такого рисования! Сама я очень это любила! И никто меня так уж особенно к этому не привлекал. Мне самой хотелось показать людям тот мир, который возник в моем мозгу. Но родитель, конечно, может предложить нарисовать услышанное — подбросить бумагу, карандаши, краски, фломастеры...

 

Спасибо за информацию! Надеемся, она поможет родителям, педагогам выбрать детскую книгу с качественными иллюстрациями и привлечь ребенка к сотворчеству.


А ЭТО ВИДЕО-ИНТЕРВЬЮ. ОНО В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ СТАТЬИ ВЫШЕ. Желаем приятного прослушивания!